Тимур Всем благополучия и долголетия! Рад представить вашему вниманию мою очередную работу. Многие знают, что не так давно закончила свой век панк-группа Ricochet. Наша последняя песня, самая важная на мой взгляд, так и не была записана в должном качестве и я решил исправить это положение. Лепился этот глиняный монстр нами с Раскаром уже традиционно на Лев Прав Студии и, естественно, получилось что-то совсем не в фактуре Ricochet, но с общим, так сказать, эгрегором.
Любомудров
В записи принял участие мой comrade Александр Любомудров, с которым мы долгие 10 лет скитались по миру, и не только, как «музыканты», но и как аргонавты зон отчуждения. Маленькие, ненанесённые на карту города-призраки. Полуразрушенные детские дома, похожие на гнезда из проволоки и тряпок. Дети, которых бросили, которые больны, которых много и все они кричат, когда ты уходишь. Мы не знали тогда, что у нас самих будут дети, сыновья с непростой судьбой и они будут единственной нашей заботой, на других нас не хватит, на тех, что живут в разваленных гнёздах.

Саша написал текст этой песни находясь в детском реабилитационном центре в Германии. Это лучшее его произведение. Он видел турецкого мальчика, глухонемого, слепого и аутичного, который чувствовал этот мир лишь через деревянного коня. Он катался на нём все дни. Эта картина, это движение и стало основой нашей песни. И помогли нам осуществить этот план друзья из Ricochet.
Аня
Аня, игравшая на скрипке в «Tape Noon» — тогда я почувствовал, что она не только всегда в первых рядах на наших концертах, но и в самой группе, чувствует наш эгрегор. Я пригласил её снова, на этот раз мне был важен её голос, её пение. Естественно, она сделала всё идеально.
Ваня
Ваня, наш гитарист, сыграл на акустическом басу. Ricochet уже был старенький, когда он присоединился к нам, группа живёт цикл чуть дольше, чем бабочка, например. Мы – части одной истории, которая ещё не закончилась. Концерты, где мы собирались, время, которое мы убиваем, жизнь, которая могла быть более полной, если бы мы делали больше.

Эти детские дома всё ещё там. Слава тем, кто ныряет в мороз по коже, в океан боли и страха, в бесконечность своей беспомощности. Иногда это работает. Что-то меняется. Спасибо всем, кто занимается брошенными и больными детьми.

От себя лично я посвящаю эту песню Марии Saint.